Печать
Категория: Агрономия
Просмотров: 434

Эмблема Национального органического союза

Олег Мироненко, исполнительный директор Национального органического союза, выступившего модератором мероприятия, открывая Круглый стол, заметил, что важно обсудить те вопросы, по которым органическое сообщество еще не имеет общей точки зрения. «Первое – это термины «био», «эко», «органик» — должны ли все три термина применяться в российском законодательстве или надо закрепить только один? – пояснил Олег Мироненко. —  Второй вопрос, по которому тоже идет полемика,-  разработка государственных стандартов. Что делать с частными стандартами и с теми, кто по ним сертифицировался. Третье – должны ли мы автоматически признать иностранные сертификаты на территории России и органическую иностранную продукцию, которая уже есть на наших российских полках, до взаимопризнания».

Нет также единого мнения и о том, что позволит органике наиболее активно развиваться – экспорт, и за ним пойдет внутренний рынок, или импорт, подчеркнул Олег Мироненко. И еще один важный вопрос для обсуждения – какова роль государства. «Есть мнение, что все будет развиваться лучше, если государство вообще не будет вмешиваться. Каковы же должны быть взаимоотношения государства и органического сообщества? — обратился к участникам дискуссии исполнительный директор НОС. — Важно прийти к общему пониманию и найти ответы на эти вопросы. Здесь есть представители всех точек зрения. У нас есть вопросы, по которым мы имеем единое мнение в НОС, а есть те моменты, по которым надо найти общую позицию до вступления Закона об органике в силу».

В ходе обмена мнениями участники встречи высказали разные позиции. «Я выступаю за автоматическое признание европейского биосертификата в качестве законной сертификации, и автоматического присваивания российского сертификата тем компаниям, которые уже имеют европейский сертификат, — сказал Илья Калеткин, председатель совета директоров группы компаний «Аривера», представитель России в IFOAM. —  А также за открытость российского рынка для европейских биопродуктов, чтобы мы признавали автоматически эти продукты на территории России».  Ольга Ратникова, президент российского представительства компании HIPP, в свою очередь, заметила, что для практической реализации этого есть только один путь: «Сертифицирующий орган, приходя на такое предприятие как наше или другое, и видя наш сертификат, выданный зарубежным органом, признает его и выдает сертификат соответствия российскому стандарту.  Потому что европейский стандарт сегодня более жесткий, чем российский. И если компания сертифицирована на соответствие европейскому стандарту, то значит, она априори выполняет условия российского стандарта».

Рундгрен Гуннар, старший консультант консалтинговой компании Grolink AB, первый президент Совета по программе аккредитации Международной федерации движений за органическое сельское хозяйство (IFOAM) 1992-1997 годов, член Всемирного совета IFOAM в 1998 году и президент IFOAM в период 2000-2005 годов, член Королевской шведской академии сельского и лесного хозяйства, в свою очередь, заметил, что если есть желание развивать торговлю между странами, то надо учитывать и небольшие различия между разными стандартами: «Если европейский стандарт предусматривает какие-то нормы, которые не предусмотрены российским стандартом, могут возникнуть сложности. Но для налаживания торговли первые пять лет нужно принимать эти правила. Будет большой ошибкой, если импортная органическая продукция будет выброшена с российского рынка. Я не уверен, что многие иностранные экспортеры следуют всем правилам и платят все необходимые налоги и сборы, чтобы их продукция попала на рынок. Может быть, через пять-десять лет правила будут более строгие, но не делайте это слишком быстро».